«ЛИГАЛ ДИФЕНС»
— юридические услуги для организаций и частных лиц
Позвоните, чтобы решить Вашу проблему
+7 499 499 52 29
+7 925 899 35 94
+7 926 531 41 12

Вы здесь

Лишение прав за неуплату алиментов, штрафов.

Нижняя палата Федерального собрания одобрила в первом чтении законопроект, который позволяет приставам временно аннулировать право должников на управление транспортными средствами. Пока он затрагивает только несколько категорий граждан, имеющих задолженность выше 10 000 руб., но автор законопроекта думает, что это только начало.

Госдума оперативно добралась до законопроекта эсера Александра Агеева, который в ноябре 2014 года предложил наказывать должников временным лишением прав на управление автомобилями и водными судами. Удостоверения будут изыматься у тех, кто накопил долг более 10 000 руб. по алиментам, зарплате сотрудникам, вознаграждению авторам или не возмещает ущерб, до погашения задолженности.

Новшества не затронут инвалидов или содержащих их граждан, а также тех, для кого автомобиль или, например, катер являются основным законным источником средств к существованию, рассказывал сегодня на пленарном заседании Агеев. Исключение сделано также для тех, кому они жизненно нужны с учетом ограниченной транспортной доступности постоянного места проживания.

Механизм ограничения в правах таков: неплательщик в течение пяти дней с момента получения уведомления от пристава должен самостоятельно отнести ему свое водительское удостоверение. Но даже если должник проигнорирует это известие и оставит права себе, это не спасет его от штрафа в 30 000 руб. за езду без разрешения (ч. 2 и 3 ст. 12.7 КоАП), так как пристав проинформирует ГИБДД о наложенных санкциях. Помимо этого, должник рискует получить административный штраф в 1000–2500 руб. за невыполнение требований пристава (ч. 1 ст. 17.14 КоАП).

Агеев настаивал на необходимости таких мер, а для убедительности ссылался на эффективность такого института, как временное ограничения в праве выезда за границу. "Только благодаря [ему] по алиментным обязательствам мы получаем примерно около 1,5 млрд руб. в год", – говорил коллегам эсер. А перенос этой практики на авто- и лодковладельцев обещает больший результат: не все должники ездят за границу, но 37 % из них, по данным Агеева, имеют водительские права. "Применение временного ограничения права должника на управление транспортным средством возможно в отношении порядка 450 000 должников", – приводил он цифры. Правда, на заседании думского комитета по госстроительству, где обсуждался законопроект Агеева, замдиректора ФССП Татьяна Игнатьева говорила о 300 000 человек.

Ответил автор документа и критикам, которые, по его словам, жалуются, что "в нашей стране у граждан есть только одни права – водительские, а мы хотим и их отобрать". "Тем, кто считает предлагаемые меры драконовскими по отношению в первую очередь к неплательщикам алиментов, напомню, что в России алименты не получают почти 2 млн детей", – заявил с трибуны эсер. Объяснил депутат, и почему решено было вводить ограничения именно на управление, а не владение автомобилями. Машина для мужчины нередко является показателем его возможностей и состоятельности, говорил Агеев, но при этом оформлена она может быть на ближайших родственников.

Но коммунист Владимир Родин был недоволен таким разъяснением и интересовался, не стоит ли "требовать усиления и совершенствования работы судебных органов и самого судопроизводства, выявления наличия имущества".

– Мы предусмотрели не весь перечень должников, а только первую и вторую очередь. Это, я думаю, что только начало, – ответил Агеев. А по поводу работы приставов высказался в чисто манере чиновников советского времени и современности: "Ведется очень серьезная работа по совершенствованию работы судебных приставов".

Коммунистка Тамара Плетнева уверена, что проблему с помощью этого закона не решить, потому что нередки ситуации, когда взять с должника просто нечего. "Лишайте его прав, не лишайте – он все равно не заплатит", – рассуждала она. Ее коллега по партии Вячеслав Мархаев, соглашался, что "законопроект имеет положительную направленность", но ограничение в правах должно налагаться исключительно судом, а не приставом, настаивал он. "Право управления транспортным средством с учетом распространенности автомобилей в наше время фактически стало частью конституционного комплекса права гражданина на свободное передвижение", – объяснил Мархаев свою точку зрения.

А депутат от ЛДПР Сергей Иванов обвинял авторов документа в том, что они "забыли" упомянуть имеющих право управлять самолетами и вертолетами. "Это тоже транспортное средство. Если поглядеть закон о транспортном налоге, то там все это есть, – негодовал он. – Видимо, бережете тех, кто очень сильно должен, но у него есть вертолет, и он очень высокий пост занимает. Так тоже не пойдет!" Сомневался Иванов и в том, что на практике закон будет реализован. Сотрудник ГИБДД должен будет проверить водителя по базе должников, – рассуждал он, – не знаю, откуда у него эта база появится".

Тем не менее противников у документа оказалось гораздо меньше, чем критиков. За принятие его в первом чтении проголосовали 299 депутатов, один были против и один воздержался.

 

Источник: Pravo.ru